Сайт создан на платформе Nethouse. Хотите такой же?
Зарегистрировать домен .RU/.РФ за 140 рублей

Новости школьного музея

С ТОЧНОСТЬЮ СНАЙПЕРА

Ветеран Великой Отечественной войны 93-летняя слобожанка Ирина Афанасьевна Первакова многое сумела пережить за свою долгую жизнь. Но при слове «война» ей всегда вспоминаются самые первые дни этих грозных лет. Ведь в июне далекого 1941 года девушка заканчивала среднюю школу №7 в Слободском и готовилась сдавать последний выпускной экзамен. Он был назначен на 23 июня. А 22-го началась война.


С выпускного - на фронт

Свой последний экзамен выпускники слободских школ тогда все-таки сдали, причем, даже те, кто оказался недоста­точно к нему готов. Мальчиш­кам, которые «плавали» в от­ветах, учителя все равно ста­вили «тройки»: сразу же после получения аттестата все вы­пускники уходили на фронт, а оценки там были не важны. Многие из них в мирную жизнь уже не вернулись. Буквально в первые же дни после объявле­ния войны полки магазинов, в том числе и в Слободском, опустели. И потому на выпуск­ном вечере вчерашним школь­никам в качестве угощения вручили... по четвертинке лом­тика хлеба.

В лихие дни начала войны Ирине Афанасьевне пришлось непросто: в своей большой се­мье, в которой было четверо детей, она внезапно осталась за кормильца - отец умер, мать не работала, старший брат служил в армии. Чтобы полу­чить карточки на хлеб, девуш­ке пришлось устроиться на ра­боту контролером-секретарем в домоуправлении.

В то время вся страна нача­ла перестраиваться на военный лад. Даже в глубоком тылу, в Слободском, были организова­ны учебные курсы, на которых молодежь обучали самым раз­личным, нужным для фронта, специальностям. Сначала пове­стка из военкомата пришла со­служивице Перваковой - де­вушку вызвали на курсы мед­сестер. А немного погодя учиться пригласили и Ирину. Ей досталась специальность посе­рьезнее - снайпера. Обучение проходило в здании на ул. Ст. Халтурина, где до недавнего времени располагался филиал ВСЭИ. И никто не спрашивал тогда молодых, хотят ли они учиться и на кого. Страна ре­шала это за них.

Скорее всего, из Ирины Афа­насьевны получился бы пре­красный снайпер, ведь стреля­ла молодая девчонка очень метко и ум имела острый. Но когда курсы снайперов закон­чились, представители военко­мата отобрали несколько луч­ших курсантов-девчат и отпра­вили учиться дальше - в Моск­ву, в военно-химическое учили­ще им. Калинина. Три дня еха­ли девчонки на поезде в теля­чьих вагонах без еды и воды, прихватив из дома лишь не­большой кусочек хлеба, а пили в основном из луж на останов­ках. И что удивительно, все до­ехали вполне благополучно, никто из девушек не заболел.

Химия - это наука

Вообще в школе Ирина хи­мией особо не увлекалась. Но именно эта наука в годы обу­чения в московском военно-хи­мическом училище стала для девушки основной. Ведь хотя большинство жителей Советс­кого Союза не знали об этом, наша страна готовилась к при­менению врагом химического оружия. И если неприятель все-таки пустит на местность какой-то газ, советские солда­ты должны были быть готовы к отражению атаки. Как провес­ти разведку на химическую атаку, какое оружие применено, как его обезвредить, как уберечь собственную жизнь - всему этому и обучали моло­дых девчонок в столичном учебном заведении.

Секретность объекта была повышенной. Во время «хими­ческих дней» все на террито­рии учебного заведения, вклю­чая начальника училища, ходи­ли только в противогазах. Это современные военные, чтобы определить состав газа, заби­рают его специальным насосом и изучают с помощью спец- устройств. Во время войны все было гораздо проще: газы про­верялись с помощью носа. Сда­ют курсанты экзамены - нюха­ют газы в различных бутылоч­ках и по запаху определяют, что это, как от него защититься. Среди отравляющих были и об­щеизвестные вещества, и со­вершенно секретные.

Вообще-то обучение в этом училище прежде было трехго­дичным. Но в военные годы все обучались по ускоренным про­граммам. Так что уже в октяб­ре 1943 года весь девчачий курс, в котором насчитывалось сто человек, разлетелся по разным весям страны. Девуш­кам предстояла непростая миссия: всему, что им препо­дали в училище, суметь обу­чить рядовых солдат. Ирине Афанасьевне было присвоено звание младшего техника-лей­тенанта, и девушка для про­хождения службы была на­правлена в Архангельск. Имен­но здесь до конца войны она и прослужила командиром меха­нического взвода местной про­тивовоздушной обороны. Ее воинская часть была настоль­ко секретной, что рассказы­вать о своей деятельности Перваковой долгие годы было строго запрещено. Обучала солдат навыкам химзащиты - все, что может она сказать во всеуслышание.

Город Архангельск не был на линии фронта, но видеть бом­бежки довелось и его жителям. «Фашисты нечасто, но залета­ли в город, бомбили, где мог­ли, - вспоминает Ирина Афа­насьевна. - Разгромили однаж­ды госпиталь, часть мединсти­тута. Немцы тогда все нефте­базу искали, ведь Архангельск - портовый город, да так ее и не нашли, она была очень хо­рошо замаскирована».

На службе Отечеству

Даже после демобилизации 5 мая 1945 года в родной Сло­бодской И.А. Первакова верну­лась нескоро. Еще во время войны, в 1944 году, в Архан­гельске она вышла замуж за сотрудника обкома партии, и вместе с ним жила и работала сначала в областном центре, потом в с.Холмогоры, куда суп­руг был избран секретарем райкома партии. Сама Ирина Афанасьевна также занимала в те годы высокие должности: работала в оргинструкторском отделе и даже заведовала рай­собесом. Но после смерти мужа ее все же потянуло на ма­лую родину, и в 1959 году она вернулась в Слободской, где у нее оставалась большая родня. Именно дальние родственники позже предложили молодой женщине поработать судебным исполнителем в Слободском народном суде. Ирина Афана­сьевна согласилась, и в итоге вновь оказалась в форме с по­гонами. Сначала ей казалось, что это временная работа, не­надолго, но в итоге Первакова отдала судебной системе больше 35 лет.

На весь Слободской в те годы было всего три судебных исполнителя: два работали в самом городе, один обслужи­вал весь район. Именно сель­ские территории достались И.А. Перваковой. Чтобы доб­раться до дальних деревень, женщине порой приходилось потратить несколько дней: где- то добиралась на попутках, где-то пешком, а бывало, и гу­жевым транспортом. Чтобы не упускать время попусту, на ок­раинах района Ирина Афана­сьевна проверяла не только граждан, в отношении которых были возбуждены исполни­тельные производства, но и организации, и предприятия на удержание алиментов, свои поручения попутно давали ей и сотрудники милиции, райис­полкома, горисполкома.

«Что ни говори, а решениям суда в те годы люди в основ­ном подчинялись, - говорит Ирина Афанасьевна. - Это сей­час все считают, что на дворе демократия, и никого не при­знают. К концу отчетного пе­риода, к Новому году, тогда ос­тавались неисполненными не более 2-3 дел, сейчас их в службе судебных приставов - целые ящики. И меня как че­ловека в форме большинство граждан в те годы уважало. Я старалась быть строгой, но ругаться с людьми не умела. И сейчас уверена, если не де­лать человеку зла, и он не бу­дет держать на тебя обиду. Многие бывшие осужденные до сих пор меня помнят, здо­роваются, когда встречают на улице».

Когда служба судебных при­ставов в России выделилась в отдельную структуру, И.А. Пер­вакова осталась работать в районном суде. Знающую все тонкости судебного производ­ства, ее направляли туда, где она была нужна больше всего: секретарем судебного заседа­ния, секретарем народного суда. Ей как человеку с боль­шой перспективой неоднок­ратно предлагали учиться, но Ирина Афанасьевна больше думала не о своей карьере, а о том, как поднять на ноги ма­ленького племянника Вову, ко­торого в силу семейных обсто­ятельств воспитывала как род­ного сына. На заслуженный отдых она вышла уже в 77 лет.

Трижды ветеран

Сегодня Ирина Афанасьевна трижды ветеран: Великой Оте­чественной войны, труда и службы приставов. В ее жиз­ненной копилке немало наград: медаль «За Победу над Гер­манией», множество юбилей­ных военных медалей. За боль­шой личный вклад в развитие судебной системы и совершен­ствование правосудия РФ в 2010 году эта скромная женщи­на была удостоена медали «За безупречную службу». Сегодня многие слободские юристы могут сказать, что именно Пер­вакова стала для них провод­ником в систему правосудия. Стал юристом и тот самый пле­мянник Ирины Афанасьевны, Владимир Авенирович Толстых, которого многие слобожане знают по работе в слободской прокуратуре. Сейчас в той же структуре в Тюменской облас­ти несет службу уже и внук.

«Я тоже считаю Ирину Афа­насьевну своей наставницей, ведь попала в суд благодаря ей, - признается нынешний председатель Слободского районного суда Лариса Нико­лаевна Бажина. - Эту женщину в непривычной серой форме, погонах и круглой шапочке я запомнила еще со школы - ча­сто встречалась с ней в авто­бусе. И когда не поступила после школы в университет, пришла по ее приглашению в суд. Начинала с секретаря су­дебного заседания, дошла до председателя. Поверьте, рабо­тать в суде непросто и мораль­но тяжело, ведь каждый раз нужно принимать решение, которое в любом случае не понравится одной из сторон. И именно на тебе лежит ответ­ственность за правильность принятого решения. Главное правило судьи - сохранять ней­тралитет, когда одна сторона пытается завести тебя за один угол, дорогая - за другой. И я считаю, что из Ирины Афана­сьевны Перваковой получился бы прекрасный судья. Ведь в ней присутствуют все качества, необходимые для этой непро­стой профессии: честность, доброта, порядочность, трудо­любие, ум. Но как бы то ни было, за свою жизнь она и так принесла государству и людям немало пользы. А это главное».


Газета «Слободские куранты» № 45 от 23.06.2015

Нет комментариев

Добавить комментарий